Книжный лес
Добро пожаловать в наш волшебный лес. Книжный лес. Чувствуйте себя как дома.
Некоторые разделы сайта закрыты для гостей. Вам видны только Администрация и Гостевая книга.


Вячеслав Грацкий "Цитадель"

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Вячеслав Грацкий "Цитадель"

Сообщение автор Lissa в Сб Мар 03, 2012 2:05 pm

Когда в первый раз начала читать, то решила для себя что слишком много криви, кишков и других внутренностей. Но сейчас, это одна из моих любимых книг
(выложу небольшой кусок)

avatar
Lissa
Администратор

Сообщения : 1133
Дата регистрации : 2012-01-08
Возраст : 21
Откуда : Украина. Харьков

Посмотреть профиль http://bookforest.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вячеслав Грацкий "Цитадель"

Сообщение автор Lissa в Сб Мар 03, 2012 2:05 pm

ПРОЛОГ
В тот день ничто не предвещало беды. Зеленый луг посреди Пограничного леса жил своей жизнью. Лениво пощипывали травку огромные зубры, в ясном и жарком летнем небе заливались жаворонки, величественно шелестели листвой могучие дубы.
Ничто не напоминало о том, что каких-то сто лет назад на этом лугу вскипали жуткие страсти. Ничто не напоминало о том, что это место было излюбленным ристалищем для армий сопредельных королевств. Мир и покой, казалось, воцарились здесь на века.
Черная громада появилась без шума. На землю легла гигантская тень. Зубры, вскинув головы, разглядели парящую в небе огромную скалу. Как по команде стихли песни жаворонков. Именно они, вынужденные поспешно менять привычные маршруты, первыми заметили башни каменного замка, воздвигнутого на скале.
На верхнем этаже главной башни отворилась дверь, и на балкон вышел человек, одетый в темный плащ с капюшоном. Сильный порыв ветра тотчас же сорвал капюшон, обнажив лицо мужчины. Он был совершенно лыс, гладко выбрит и не имел каких-либо возрастных признаков. Ему можно было с легкостью дать и лет тридцать, и сорок, а то и все пятьдесят. В руках его сухо шелестели перебираемые четки.
Облокотившись о перила, он огляделся. Снизу донесся тяжелый топот – встревоженное стадо зубров спешило прочь. Мужчина широко улыбнулся.
– Мне повезло. Это хороший мир, и мне здесь уже нравится, – сказал он.
Сильный ветер, гулявший на высоте, трепал его одежду и выхлестывал слезы из глаз, но мужчина просто-таки лучился от счастья. Он втянул ноздрями воздух и засмеялся.
– Великолепно! – воскликнул он. – Здесь есть все, что нужно. Но главное – здесь нет этого проклятого ублюдка.
На его лицо набежала тень. Глаза полыхнули нестерпимо ярким светом, а рот оскалился, обнажив нечеловечески острые зубы хищника. Впрочем, уже в следующий миг звериный оскал растаял, и взгляд мужчины наполнился прежней безмятежностью.

Глава 1
Очень скоро по Армании, Итании и Лютении, особенно в районах, прилегающих к Пограничью, поползли слухи о страшной Черной Цитадели и о демонах. Говорили, что днем они живут в Цитадели, а ночью охотятся. Говорили, что демоны невероятно сильны и неуязвимы. И что питаются они исключительно человечиной.
Из книги чародея Марвина «Хроники Черной Цитадели»
* * *
Из леса показалось и потекло к замку пыльное облако. На стенах всполошились дозорные, закричали и, прикрывая глаза от полуденного солнца, пристально всмотрелись. Различив клыкастую кабанью морду на стягах и щитах, рослую фигуру на вороном жеребце во главе отряда, стражи приветственно замахали руками. Сомнений больше не было – после двухнедельного отсутствия возвращался хозяин замка, барон Росбах фон Везель.
Загремели пудовые засовы, поползла вверх железная решетка, со скрежетом опустился подъемный мост.
Отряд барона Росбаха отделяло от ворот не более полумили, когда появилась она. Невысокая хрупкая девушка, одетая в крестьянское платье. Никто не заметил, откуда она взялась, и никого это не встревожило. Владения барона были обширны, включая в себя десятка три деревень и конечно же славный город Везель, лежавший к северу от замка. В самом деле, мало ли откуда могла забрести эта девчушка?
Напевая песенку, она шла по льняному полю, и голубые венчики колыхались у ее ног, точно морские волны. Девушка плела венок из цветов и, казалось, совсем не замечала приближающийся отряд. Когда грохот копыт достиг ее ушей, она испуганно прянула прочь от дороги, приоткрыв рот от страха и удивления.
Поравнявшись с ней, барон вздернул поводья, и его жеребец поднялся на дыбы. За его спиной послышались сдавленные ругательства, ржание лошадей и железный лязг – пятьдесят воинов барона спешно натягивали удила.
Барон не смог бы объяснить, чем девушка заинтересовала его. Огромные черные глаза, округлившиеся от ужаса и оттого казавшиеся еще больше? Шелковистые и черные как смоль волосы, волной ниспадавшие на плечи? Да, вполне миловидная мордашка, но разве это причина? До замка рукой подать, а там его наверняка поджидали две-три юные красотки из окрестных деревушек – управляющий должен был подсуетиться к его приезду. Правда, последние несколько дней пути барон вообще был вынужден обходиться без женщин, а тут вдруг…
Так или иначе, но черноволосая красотка заинтересовала барона. Росбах рукавом вытер серое от пыли лицо, оставив грязные разводы и обнажив старое увечье – обрубок носа с зияющими ноздрями. Многие находили большое сходство между лицом барона и оскаленной кабаньей мордой на его гербе, но, конечно, мнение свое держали при себе. Иногда, правда, сильно перебрав вина, барон любил посмеяться, рассказывая, что герб на самом деле означает не свирепость и отвагу, а изображает его лицо, но кроме самого Росбаха над этим никто не смеялся.
Воины за ним замерли в напряженном ожидании. Они еще не знали, что задумал Росбах. С одинаковым выражением лица он мог похвалить и наградить, а мог отправить на плаху или зарубить самолично.
– Ты откуда, девка? – хриплым голосом спросил барон.
Закашлявшись, он, не оглядываясь, протянул руку, и оруженосец поспешно передал ему флягу с водой. Барон сделал большой глоток и швырнул флягу обратно.
– Ну?
Девушка, с перепуга забывшая даже поклониться сеньору, дрожащей рукой махнула куда-то за спину, но барон ее понял.
– А-а, из Овражья. Со мной поедешь?
Он попытался улыбнуться помягче, но его суровое обветренное лицо давно уже забыло, что такое улыбка. Тем более что на самом деле барона мало волновали чувства и желания девушки. Он спрашивал по привычке.
Девушка кивнула, но барон уже искал глазами оруженосца.
– Приведите ее в порядок, а на ночь – ко мне, – бросил барон и, не удостоив девушку больше ни единым взглядом, пустил коня в галоп.
Поздно вечером, закончив разбираться с делами, накопившимися за две недели, барон приказал позвать «ту девушку» – имени ее он не знал, да и не хотел знать.
Девушка, вымытая, одетая в полупрозрачную тунику и благоухающая духами, робко переступила порог спальни. Впившись в нее взглядом, барон ощутил, как забурлила в жилах кровь. Еще минуту назад, устав от нудных докладов управляющего, Росбах отчаянно зевал, клевал носом и уже не был уверен, что ему нужно что-то еще помимо сна.
Но стоило вдохнуть возбуждающий запах духов, стоило пробежать глазами по этому молодому, мягкому и податливому телу… Барон и думать забыл про сон.
Росбах ущипнул ее за грудь, хлопнул по упругим ягодицам и подтолкнул в сторону постели. Стоявшие на входе воины довольно осклабились, и барон зыркнул на них исподлобья.
– Чего пялитесь-то, обормоты? Бабу не видели? – Барон усмехнулся, заметив, что глаза кнехтов не отрываются от девушки. – Ладно, уймитесь, утром будет ваша.
Воины судорожно кивнули, хотя вряд ли слышали барона.
– Эй, так и будете стоять? Дверь-то закройте, олухи!
Кнехты вновь кивнули и с видимой неохотой захлопнули двери. Барон нахмурился. Дорога выдалась тяжелая, конечно, но чтоб вот так повестись на бабу? Вроде бы и не сильно пьяные…
Он обернулся и напрочь забыл о странностях поведения кнехтов. Девушка была не в постели, но и на это барон уже не обратил никакого внимания. Она стояла у окна, облокотившись на подоконник, и короткая туника уже ничего не могла скрыть.
Барон облизнулся и двинулся к ней, на ходу распуская пояс. Он больше ни о чем не думал. Он видел только одно. Ее круглые и такие аппетитные ягодицы. Утробно рыча, барон навалился на нее сзади и взревел от нетерпения.
В голове еще роились обрывки мыслей, подозрений и сомнений, но он уже не принадлежал себе. От разумного существа по имени барон Росбах, от хозяина замка и города Везель остался лишь комок плоти, трепещущей от необузданной страсти.
Поэтому, когда эту плоть пронзила острейшая боль, барон даже не сразу ощутил это как боль. А когда ощутил, исполненный страсти рык превратился в истошный вопль, эхом прокатившийся по коридорам замка.
Тут только, сквозь пелену нестерпимой боли, заполнившей, казалось, каждую его клеточку, он разглядел ту, что стояла теперь уже лицом к нему. Разорвав тунику, тело девушки бугрилось толстыми жгутами мышц, длинные и стройные ноги напоминали звериные лапы, а ее жилистые руки заканчивались длинными и острыми когтями. Заглянуть в лицо Росбах не успел, его скрутил новый приступ боли, и барон, двумя руками зажимая кровоточащую рану, с воем рухнул на колени.
– Ко мне! Стража! – прохрипел он, превозмогая боль. – На помощь!
Девушка или та, кого он считал девушкой, мягко переступила на звериных лапах. Барон попытался попятиться, но она запустила в его волосы пятерню, разодрав когтями лоб, и заставила заглянуть себе в лицо. Росбах содрогнулся от ужаса.
Он увидел перед собой лицо демона. Или скорее демоницы. Горящие глаза-угли и нечеловечески острые зубы.
– Я бы могла убить тебя быстро и без шума, – сдавленно пророкотала демоница, – но тогда ты бы так не мучился.
Она швырнула на залитые кровью колени барона его оторванную плоть. Но тот уже мало что понимал. Смерть почти коснулась его своей костлявой дланью, оставалось лишь молиться, чтобы она забрала его как можно быстрее. И чтобы эта страшная боль наконец прекратилась.
– Ты вряд ли вспомнишь меня, барон, – донеслось до него как сквозь вату. – Но это и неважно. Главное – я вкусила твою боль, и мне хорошо…
В этот миг сознание покинуло Росбаха, больше он ничего не видел и не слышал. Не слышал, как двор заполнился истошными воплями, лязгом оружия и командами сержантов, пытающихся навести порядок. Не видел, как дверь в спальню с грохотом открылась, и через порог ввалились несколько полуодетых рыцарей. И тотчас же застыли с выпученными глазами…
* * *
Перешагнув окровавленное тело барона, демоница шагнула вперед. Она оскалилась, демонстрируя ряды острейших зубов, и раскинула руки с длинными звериными когтями.
Однако ворвавшиеся в спальню рыцари оказались бывалыми воинами. Если не с демонами, то хотя бы с диким зверьем им уже приходилось иметь дело, и они знали, чего стоит холодная сталь против голых лап. Когда же за их спинами загремели сапоги все новых и новых воинов, рыцари двинулись в атаку.
Демоница зашипела с такой силой и яростью, что воины на мгновение отступили, но вскоре снова ринулись в атаку. Затравленно оглянувшись, демоница одним прыжком оказалась на подоконнике, а затем спрыгнула во двор.
Прыжок с высоты третьего этажа оказался тяжеловат. Удар о мостовую оказался так силен, что хруст ее костей не услышал только глухой. Демоница с воем прокатилась по брусчатке, вскочила, вновь взвыла и, припадая на лапу, бросилась к лестнице на крепостную стену.
Ей повезло. Большинство рыцарей и кнехтов уже втянулись в донжон, так что дорогу ей преградили лишь слуги и несколько припоздавших воинов. Рыча от боли и ярости, она разбросала заслон и взобралась на стену.
Присев на корточки меж каменных зубцов, она замерла. Прорыв через двор и падение из донжона обошлись недешево. При таких ранах прыгать в заполненный кольями ров замка…
Чтобы залечить раны, нужно было всего несколько минут. Но ей не дали и этого. Из донжона с ревом вылетели разъяренные рыцари и, звеня железом, бросились на стену. Зарычав от бессильной злобы, она прыгнула.
Удар о землю был страшен. В ногах хрустнуло, демоница закувыркалась по земле, ощущая, как трещат ребра и лопаются связки. Изнутри рванулся вопль боли, но грудь сдавило так, что донесся лишь хрип.
С минуту она лежала недвижимо, пытаясь подлечиться хоть чуточку, но тут загремели засовы на воротах, залаяли собаки. Впившись зубами в нижнюю губу и споро перебирая руками, демоница поползла прочь, оставляя широкий кровавый след. На ходу регенерация резко замедлилась, но времени на лечение уже не было – громыхнул опустившийся мост.
Напрягая последние крохи сил, она спешила на опушку леса, темневшего в миле от замка. Туда, где находилась ее последняя надежда на спасение.
avatar
Lissa
Администратор

Сообщения : 1133
Дата регистрации : 2012-01-08
Возраст : 21
Откуда : Украина. Харьков

Посмотреть профиль http://bookforest.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вячеслав Грацкий "Цитадель"

Сообщение автор Lissa в Сб Мар 03, 2012 2:05 pm

Глава 2
Когда люди стали пропадать целыми селами и городами, а из Пограничья хлынули потоки беженцев, к Цитадели отправилась объединенная армия Армании, Итании и Лютении в шесть тысяч воинов. И – как будто канула в воду. Это был тяжелый удар для всех монархов. Тут же объявились претенденты на трон, участились мятежи. В общем, королям стало не до Цитадели.
Объявила войну Цитадели и Церковь. Был срочно создан Орден Белого Креста, в ряды которого вошло около ста паладинов. Опытнейшие рыцари, прославившиеся в Крестовых походах. Все они также исчезли без следа…
Из книги чародея Марвина «Хроники Черной Цитадели»
* * *
Охотник Логан с улыбкой наблюдал за переполохом, вызванным его появлением. Казалось, вся замковая челядь выбралась из своих домишек, флигелей и комнатушек, чтобы поглазеть на него.
Логан перехватил восторженный взгляд какого-то мальчишки, ткнул в него пальцем, а затем выразительно чиркнул себя ладонью по шее. Это была любимая шутка Логана. С неизменным результатом. Мальчишка испуганно округлил глаза и прянул за спину матери. Та окатила Логана неприязненным взглядом и сдавленно выругалась: «Чертов альбинос!»
По толпе прошел недовольный ропот. Люди прятали детей, отворачивались, избегая взгляда кроваво-красных глаз Охотника.
Несколько оруженосцев и кнехтов, застывших возле казармы, смотрели на гостя почти с ненавистью. Но стоило ему поравняться с ними и заглянуть им в глаза, как воины невольно попятились.
Логан презрительно скривил губы. Все эти переглядывания и ужимки давным-давно ему смертельно надоели, но… Это стало почти традицией. Традицией, которая работала на его репутацию и которую он пока не собирался ломать.
Он переложил свой фламберг с левого плеча на правое, перевел взгляд на стены замка. Главный замок графа Хагена фон Амберга выглядел внушительно. Высоченные каменные стены, сложенные из огромных блоков, мощные кряжистые башни, огромный донжон, сплавленный из шести башен, настоящая крепость в крепости. Вдоль стен множество построек: казармы, конюшни, амбары, склады, колодцы, оружейные мастерские, десятки домиков для ремесленников и челяди.
Несомненно, этот замок мог выдержать очень и очень длительную осаду. Хотя кто вообще осмелится напасть на могущественного графа фон Амберга, хозяина Южной Армании и, если верить упорным слухам, будущего короля Армании?
Взгляд альбиноса скользнул по крепостным стенам, где сейчас выстроилось не меньше трех десятков лучников и арбалетчиков. Все они изображали обычных зевак, но конечно же это было не так. Логан подарил им усмешку и наконец остановился у парадной лестницы.
Здесь его ожидала почетная стража из нескольких рыцарей. Во главе – высокий статный мужчина лет сорока, одетый в стеганый кафтан с вышитым на груди слева гербом – идущий на четырех лапах медведь. Но Логан узнал бы его безо всякого герба. Барон Гелен фон Далем, правая рука графа. Его рыжую шевелюру, усы и бороду трудно было не узнать.
Прислав барона, граф, несомненно, оказал большую честь Логану. Охотника, пусть даже это был лучший из лучших среди Охотников на демонов, мог встретить и управляющий.
Барон шагнул вперед и чуть склонил голову.
– Охотник Логан?
– Барон Гелен фон Далем? – в свою очередь кивнул Логан.
Барон улыбнулся краем губ, польщенный, что его узнали. В конце концов, Охотники не обязаны разбираться в политике и геральдике.
– Граф ждет вас. Прошу за мной.
* * *
Граф Хаген фон Амберг и Логан довольно долго рассматривали друг друга. Граф принимал Охотника за рабочим столом, развалившись в удобном кресле, сцепив пальцы на своем объемистом животе. Логан сидел напротив него, выпрямив спину, уложив на колени фламберг.
Молчание затягивалось, и барон Гелен, расположившийся рядом с графом, начал нетерпеливо ерзать. Его взгляд забегал между сюзереном и гостем, и он подумал, что вряд ли можно найти двух более непохожих людей, нежели граф и Логан.
Несмотря на неполные тридцать, Хаген отличался необычайной тучностью и оттого выглядел неуклюжим и неповоротливым. Хотя еще каких-то десять лет назад не было в Армании более ярого рубаки. О, барон хорошо помнил прежнего графа, который тогда, впрочем, не носил никакого титула. Как не был бароном в те времена и сам Гелен.
С той поры многое изменилось. Граф погрузнел, обрюзг и напрочь забыл о том, с какой стороны брать меч. Впрочем, оружие Хагену и впрямь сейчас было ни к чему. Его главное оружие давно уже стало иным. О чем лишний раз напоминали его мантия с воротником из горностая, бархатный камзол, щедро покрытый золотым шитьем, золотые перстни, браслеты, наборный пояс и наконец тяжелая золотая корона, украшенная жемчугом и бриллиантами.
Что не изменилось в нем с того времени, так это его острый ум и железная воля. Ведь именно им, а не умению махать мечом, Хаген был обязан своим нынешним положением.
Логан же, которому на вид было не больше двадцати пяти лет, казался полной противоположностью графу. Невысокий, худощавый, быстрый, но в то же время скупой в движениях. А его черная, из тонкой кожи одежда без каких-либо побрякушек и даже без защитных пластин и высокие черные сапоги, только подчеркивали его стройность и подтянутость. Если Хагена барон мог сравнить с дремлющим львом, то Логан больше всего походил на пантеру. Голодную пантеру. Или даже – вечно голодную пантеру.
Во всяком случае, нездоровый блеск в глазах альбиноса очень не нравился барону. Такого блеска он не видывал даже в глазах Росбаха, так же как и он, состоявшего в свое время в банде Хагена. А уж Росбаха в ту пору не зря за глаза называли «Бешеный». Это он потом, когда получил вожделенный титул, остепенился и стал похож на нормального человека, ну или почти нормального. А в те времена Росбах иногда казался даже страшнее Хагена.
Но в общем-то барону не нравилось в Логане решительно все. И то, как он вошел в кабинет графа – по-хозяйски просто, не оглядываясь, как будто хаживал сюда каждый божий день. Как будто здесь ничто не могло привлечь его внимание: ни роскошный туранийский ковер под ногами, ни безумно дорогие карнелийские клинки, развешанные на стенах, ни заполненные редкими книгами шкафы, ни детальная карта Армании, разложенная на столе.
Не нравилась его будто приклеенная снисходительная ухмылка. Которую еще можно было как-то стерпеть от особы королевской крови, но от какого-то бродяги Охотника…
И его манера держать на коленях меч. Тем более этот мерзкий фламберг, который приличным рыцарям и в руки-то взять зазорно, не то что сражаться. А для таких бродяг, как Логан, меч этот – верный смертный приговор. Попадись он барону в лучшие времена – висеть бы альбиносу на виселице, а не разговоры разговаривать.
И в особенности то, с какой наглостью Охотник буравил Хагена глазами. Как будто мнил себя равным ему.
Закончив разглядывать графа, Логан покосился на лежавший на столе увесистый томик Августина «Демоническая натура». Некогда и он читал эту книгу. Давным-давно, почти в другой жизни.
– Наверное, весьма поучительная книжица, – с легкой иронией заметил он.
Барон побагровел от такой наглости, но граф махнул рукой, и Гелен ограничился едва слышным ворчанием.
– Несомненно, – кивнул Хаген. – Особенно поучительно предисловие. Там честно написано что-то вроде «сие есть плод моих многолетних наблюдений и размышлений об истинной сути…» и тому подобное. Эта книга немало позабавила меня.
– Видимо, для этого она и была написана.
– Да, полагаю, мы думаем схожим образом. Уверен, это поможет нам быстро найти общий язык. А теперь давайте перейдем к делу. – Граф чуть шевельнулся в кресле. – Итак, я очень рад, что вы прибыли, уважаемый Логан.
– Я всегда рад помочь, – равнодушным голосом отозвался тот. – В особенности такому незаурядному человеку, как вы, граф.
Гелену показалось, что слова Логана прозвучали с неким странным подтекстом, которого барон не смог понять, как ни старался. А вот граф, похоже, смог. И оценил речь Охотника по достоинству. Потому что неожиданно широко улыбнулся, как будто услышал хорошую шутку.
– Угощайтесь, Логан. – Граф Хаген взял со стола один из бокалов с вином и махнул рукой на другой. – Красное тургалийское. В старых сказках, которые по ночам рассказывают друг другу пейзане, это вино особенно любят вампиры. Вам должно понравиться.
Барон Гелен застыл каменным изваянием, ощущая, как сердце забилось с такой силой, что, казалось, вот-вот проломит грудную клетку. Красные глаза вампира и красные глаза альбиноса – неужели Хаген хотел оскорбить гостя?
– Вампиров не существует. И вы, граф, это знаете, – спокойно ответил Логан и слегка пригубил вино. – Но вино действительно прекрасное.
Барон украдкой перевел дыхание. Вино-то прекрасное, машинально отметил он, и весьма дорогое. И далеко не каждого дворянина граф угощает этим вином. Даже его, барона Гелена, своего верного вассала и старого друга, угощает им только по праздникам. А тут какой-то Охотник… Или не какой-то? Уж больно странные они ведут речи. На грани оскорбления. Что же стоит за их словами?
– Уважаемый Логан. – Граф отпил из своего бокала и откинулся в кресле. – Я очень рад нашему знакомству. Я так много слышал о вас и теперь чрезвычайно счастлив, что увидел вас лично.
– Я тоже, граф. Я тоже наслышан о вас. И тоже рад, что познакомился со столь замечательным человеком, как вы.
Ощутив в словах Логана едва прикрытую издевку, барон вновь напрягся, нервно затеребил кончик своего рыжего уса.
– Вот и хорошо. – Улыбка графа сделалась еще шире. – Но, думаю, пора перейти к делу. Мой дорогой друг, – граф повернулся к барону: – будьте любезны, посвятите нашего уважаемого гостя в подробности дела.
Гелен кивнул и встал. Рассказывать о чем-либо он предпочитал прохаживаясь.
– Два месяца назад погиб барон Эдгар фон Дракенберг, давний друг и вассал графа Хагена. Он утонул в реке. На виду у своих воинов. В речке, где купался до этого сотни раз. Не могу сказать, что это известие нас обеспокоило. Скорее мы просто удивились такой нелепой смерти, вот и все. Но затем, месяц спустя, был убит барон Росбах фон Везель. И почти все в замке видели, что его убил демон. Точнее демоница.
– Демон, – поправил его альбинос.
– Но он был женского пола. – Вскинул брови барон. – Некоторые из рыцарей даже нашли ее фигуру привлекательной, несмотря на… ну, в общем-то устрашающую внешность.
– Только очень молодые демоны в своей демонической ипостаси ограничивают себя определенным полом. Поэтому правильнее называть любое демоническое существо просто демон.
– Вот как? – удивился барон. – Что же, среди них есть молодые и старые?
Логан пожал плечами:
– Как у всяких живых существ. Есть молодые и неопытные, которые очень немногим превосходят людей. У них и регенерация еще очень слабенькая.
– Что, простите, слабая?
– Способность залечивать свои раны.
– Как у оборотней?
Логан поморщился.
– Оборотни – персонажи детских сказок, а демоны – это реальность. Впрочем, ваши земли, барон, кажется, лежат на северо-востоке, да? То есть дальше всех от Цитадели, не так ли? Неудивительно, что ваши люди предпочитают верить в оборотней, нежели в демонов.
Барон с улыбкой развел руками, мол, у каждого свои недостатки.
– А старые, в смысле опытные демоны? – спросил он, явно заинтересовавшись темой.
– Чем старше демон, тем опасней. Их сила и ловкость возрастают многократно, а скорость регенерации такова, что обычное оружие не успевает причинить сколько-нибудь существенного вреда – все заживает прямо на глазах. С такими человек уже не может тягаться.
– А вы, уважаемый Логан?
– Это моя работа, – усмехнулся тот.
– И все же, как противостоять таким существам? Если они сильнее и быстрее, если у них все заживает? Как же быть?
– Хотите стать Охотником, барон?
– Нет, – смутился Гелен. – Просто на случай, если встречу демона.
– Ну если так… Тогда просто запомните – демон должен потерять как можно больше крови. Регенерация резко замедляется, и тогда его можно и нужно быстро добить. Если демон потерял больше половины своей крови – ему уже не выжить. Конечно, если его не добить, он проживет гораздо дольше человека, и может быть смертельно опасен, но регенерация уже не компенсирует кровопотерю и он все равно обречен. Но лучше, конечно, не ждать, а добить как можно быстрее.
– И как это сделать быстро?
– Как и человека – в голову. Демон не может жить с размозженным мозгом.
– Так просто?
– Не просто. Демоны берегут свою человеческую голову. Увеличиваясь в размерах, они стараются поместить ее как можно выше или прикрыть чем-то, например, роговыми наростами, шипами, щупальцами.
– И как же тогда? – нахмурился барон.
– Демоны могут вырастить себе десяток глаз и ртов, но они лишь дополняют и улучшают то, что имеют. Без человеческих глаз демон плохо видит, а говорить может только человеческое горло. И полностью чем-то закрыть голову демон не может. В этом его слабость. И все же иной раз проще пустить у него кровь, чем дотянуться до головы.
– Поэтому вы выбрали фламберг?
Логан кивнул и приподнял меч. Тускло блеснуло черное лезвие, с крестовины подмигнул крупный рубин – единственное украшение. Охотник провел пальцем вдоль пламенеющей кромки клинка.
– Иногда хватает одного удара, – сказал он.
– Но демон может вырастить толстую кожу или роговую броню.
– Этот меч изготовлен из небесного железа лучшими карнелийскими мастерами. Еще ни одна броня не устояла.
– Похоже, вас не зря прозвали Адская Гончая, – заметил граф.
– Так меня прозвали, – медленно ответил Логан, не отрывая взгляда от графа, – потому что не выжил никто из тех, на кого я объявил охоту.
– Благодарю вас за обстоятельный рассказ, – сказал граф и залпом осушил бокал, – но давайте вернемся к нашим делам. Продолжайте, барон.
– Да, так вот. – Барон тоже промочил горло вином. – В общем, граф готов щедро заплатить вам, господин Логан, если вы найдете и убьете ту демоницу, то есть демона. Причем сделаете это как можно быстрее. Дело в том, что у нас есть подозрения, что демон не остановится на этом, а продолжит убивать друзей и вассалов графа. А потом доберется и до него.
Логан сделал маленький глоток вина.
– Почему вы полагаете, что демону нужен граф и его люди?
– У графа много врагов. Особенно в Северной Армании. И они готовы на все.
– Подчинить демона своей воле почти невозможно.
– Но ведь все-таки почти? – улыбнулся барон.
– Я допускаю такое. Но лично мне еще не приходилось иметь дело с такими умельцами.
– Так вы беретесь за это дело?
– Да, вы же знаете, – усмехнулся Логан. – Убивать демонов – это мое призвание. А когда любимое дело подкреплено хорошей суммой… Только один вопрос. Почему вы пригласили меня?
Логан перевел взгляд на графа, но ответил барон.
– Вы ведь лучший Охотник, – пояснил он.
– Не совсем так. Я вхожу в число лучших Охотников.
– Но, позвольте, я не понимаю. – Барон с некоторым недоумением покосился на графа. – Ваше сиятельство…
Граф махнул ему рукой и барон замолчал.
– Уважаемый Логан хочет спросить, почему мы не пригласили другого Охотника, по мнению некоторых также являющегося лучшим.
– Другого? – Барон вскинул брови. – Вы имеете в виду Проклятого?
Логан кивнул.
– Но это же очевидно! – все еще недоумевал барон. – Он ведь Проклятый! Связываться с ним опасней, чем с демонами! Конечно, он берет гораздо меньше денег, чем остальные Охотники, но ведь Проклятый есть Проклятый. Вреда и разрушений от него порой больше, чем от демонов. К тому же я слышал, он очень неприятная личность и совершенно неуправляем!
– А я, вы полагаете, управляем?
– Вы – разумный и здравомыслящий, – вновь вмешался граф. – И с вами приятно иметь дело.
– Неужели? – делано удивился Логан. – А вот ваши пейзане, да и рыцари наверняка придерживаются иного мнения.
– Но ведь вы с ними не имеете дел, не так ли? – Граф был сама любезность. – У них ведь нет денег на оплату ваших услуг.
– Иногда, – тихо сказал Логан, – я убиваю из чистого удовольствия.
– Иногда, – с улыбкой отозвался граф. – Ну так что же, уважаемый Логан? Будем считать вопрос решенным?
– Да. Но прежде чем я приступлю к поискам, мне бы хотелось узнать еще что-нибудь об этом демоне. Какие-то особые приметы.
– Приметы?
Барон озадаченно поскреб затылок и тут же смущенно опустил руку – за десять лет баронства так и не избавился от плебейских привычек.
– Демон проник в замок под видом молодой девушки, а после превращения по-прежнему напоминал ее. Видимо, как вы говорили, это был еще молодой демон. Воины барона его сильно ранили, но ему удалось спрыгнуть со стены и скрыться в лесу.
– Насколько сильно его ранили?
– Думаю, сильно. После прыжка со стены воины долго шли по кровавому следу. Но у опушки след оборвался. Как будто она… то есть он, исчез.
– А другие следы? Вы внимательно осмотрели место?
Барон опять смутился.
– Вы должны понять, рыцари были в ярости. В общем, прежде чем кому-то пришло в голову осмотреть землю, там было все основательно вытоптано.
– Да, понимаю. Что ж, я отправляюсь немедленно.
Логан поднялся, привычным движением вскинул на плечо фламберг.
– Барон, – сказал Хаген, не отрывая глаз от альбиноса, – проводите нашего гостя и распорядитесь выдать ему половину суммы.
– Благодарю вас, граф.
Прежде чем двинуться к выходу, Охотник хлестнул графа таким взглядом, что барон едва не схватился за меч. Если раньше и были какие-то сомнения, то сейчас Гелен не сомневался – Логан готов ударить в любой момент.
«Что же происходит между ними?» – в который раз спросил себя Гелен. Охотник был слишком молод, чтобы иметь какие-то давние счеты к Хагену, и слишком неблагороден, чтобы иметь что-то к графу сейчас. Но эта холодная ненависть в глазах Логана… Что стоит за ней? Гелен терялся в догадках.
* * *
Проводив альбиноса, Гелен фон Далем поднялся наверх и застал графа у окна. Замок находился на вершине невысокого утеса, у подножия которого раскинулся Амберг, крупнейший город Южной Армании. С верхнего этажа донжона хорошо просматривалась прямая и широкая дорога от замка до главных городских ворот.
Упершись руками в подоконник, граф не отрывал взгляда от крохотной темной фигурки, идущей по дороге вниз.
– Ваше сиятельство, – сказал барон, – не кажется ли вам, что мы совершили ошибку, наняв этого дерзкого авантюриста? Я с трудом сдерживался, чтобы не выставить его вон. Очень неприятный тип, должен заметить.
Граф поднял руку, призывая к молчанию.
– Не нужно лишних слов, Гелен. Что сделано, то сделано. Просто запомни – когда Логан вернется за деньгами, он не должен попасть в замок. Лучше всего расплатиться с ним за стенами Амберга. Под любым предлогом. И любой ценой.
– Любой? – Барон нахмурился. – Я не очень…
– Любой значит любой, – отрезал граф. – Но нужно быть крайне осторожным. Логан – чертовски опасная бестия.
Впервые за последние годы улыбка на лице графа не казалась добродушной. Не знай его барон как никто другой, он мог бы предположить, что граф испытывает страх.
Хаген перехватил взгляд барона и оскалил зубы в усмешке.
– Думаешь, я боюсь?
Барон не нашелся что ответить, неопределенно качнул плечами.
– Правильно думаешь.
Граф отошел от окна и, тяжело переваливаясь с ноги на ногу, двинулся через кабинет.
– Но, видишь ли, друг мой Гелен, страх в действительности очень полезная штука, – задумчиво сказал граф. – А этого «господина Логана» стоило пригласить в любом случае. Хотя бы ради этого чувства. Да-да, именно так, не удивляйся. Думаю, этот Логан пришел вовремя.
Граф остановился возле книжного шкафа, вытащил один из увесистых томов.
– «Ключи ада». Доктор Фаустус, – прочитал он. – Забавная вещица. Столь же приятная в чтении, сколь и бесполезная в употреблении.
Он шагнул к камину и швырнул книгу в огонь.
– И горит плохо, – улыбнулся граф.
Он подобрал кочергу и поворошил в камине, вызвав жаркий огненный всплеск. На лице графа заплясали отсветы пламени, и Гелен вспомнил прежнего Хагена. Вспомнил, как тот мог часами стоять любуясь, как огонь пожирает дом или крепость его врага.
– Никакого проку от этого хлама, – проворчал граф. – Только пыль… Или плесень. Вот и я тоже… заплесневел. Да-да, Гелен. Страх – великая вещь. Страх может обернуться смертью, а может – лекарством.
Отшвырнув кочергу, он повернулся к Гелену.
– Вели слугам убрать все эти шкафы и сжечь их вместе с книгами.
– Но, Хаген… – растерялся барон. – Многие из этих книг стоят немалых денег. Возможно, лучше продать их или подарить епископу Амберга Титмару, он будет весьма признателен.
– Твои советы, как всегда, мудры и практичны, – усмехнулся граф. – Но ты, по обыкновению, забываешь простую истину. Всем этим миром, – граф взмахнул рукой, – правят отнюдь не самые сильные и далеко не самые мудрые. В общем, не самые достойные. Этим миром правят те, кто готов править. Те, кто принял решение править. Книги же… Впрочем, что о них говорить? Вели их сжечь.
avatar
Lissa
Администратор

Сообщения : 1133
Дата регистрации : 2012-01-08
Возраст : 21
Откуда : Украина. Харьков

Посмотреть профиль http://bookforest.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вячеслав Грацкий "Цитадель"

Сообщение автор Lissa в Сб Мар 03, 2012 2:05 pm

Глава 3
Когда усилия Церкви и королей потерпели фиаско, стали появляться первые охотники на демонов. Теряющие своих подданных и свои земли, властители готовы были щедро платить тем, кто сумеет обеспечить их спокойствие и безопасность. Новоявленные борцы с демонами гибли десятками и сотнями. Но те, кто выживал, становились Охотниками. Некоторых из них порой боялись больше, чем демонов…
Из книги чародея Марвина «Хроники Черной Цитадели»
* * *
На десятый год жизни Дина насмотрелась всякого. Набеги разбойников и карательные экспедиции барона Юлиха де Арлона. Резня в деревне, во время которой погибли ее родители, и казнь уцелевших после боя бандитов. Похороны родных и пьяные загулы старшего брата Акселя, в семье которого она прожила последние шесть месяцев.
А потом пришли демоны. И деревня вообще перестала существовать…
Забившись под груду досок от забора, закрыв глаза и уши, Дина пыталась не слышать того, что происходило в деревне. Но как она ни старалась, не услышать истошных криков умирающих людей, жуткого воя и хохота демонов, было невозможно.
Дина давно потеряла счет времени. Ей казалось, что она сидит здесь вечно. А вой и крики постепенно слились в ровный и бессмысленный гул.
Неожиданно где-то поблизости послышался шорох и чье-то мерзкое хихиканье. Обмирая от страха, девочка приоткрыла глаза, и ее сердце едва не разорвалось от ужаса. К ней медленно, но верно подползала жутковатая тварь. В темноте ночи, да еще под досками, Дина мало что видела, но и того, что она слышала, было вполне достаточно. Самое ужасное заключалось в том, что отступать девочке было некуда. Ее ноги и спина упирались в доски.
Демон же подползал все ближе и ближе. Это был далеко не самый крупный демон, но и ему было явно тесновато здесь. Он время от времени застревал, встряхивался, подбрасывая над собой доски, и снова продолжал ползти. Очень скоро девочка смогла учуять исходивший от него резкий тошнотворный запах. А затем она услышала и его шепот.
– Девочка, – шипел демон. – О-о-о, какой божественный аромат… О-о-о, этот запах юной и невинной девочки, он сводит меня с ума! Иди же ко мне, девочка, милая девочка, я люблю девочек, я очень люблю девочек. Иди к папочке, крошка. Ну же, все равно ты будешь моей!..
Он подполз уже совсем близко, так что было слышно его жаркое и вонючее дыхание. Дина вжалась спиной в доски и зажмурилась. У нее больше не было сил бояться. Ей стало все равно. Она хотела только одного, чтобы этот кошмар побыстрее закончился, чтобы ничего больше не видеть и не слышать.
– Девочка… Вот и я… – раздался рядом дрожащий от нетерпения голосок. – Ты ведь ждала меня, крошка, ждала?..
А затем страшный грохот и ужасный нечеловеческий визг заполнили собой весь мир. Настолько ужасный, что Дина даже решила, что оглохнет раньше, чем ее съедят.
Но девочка ошиблась. Она не оглохла, и ее не съели. Ощутив, что на нее внезапно повеяло свежим ветерком, девочка робко приоткрыла один глаз и обнаружила, что ее укрытия больше нет. Она сидела в небольшом углублении среди развороченного завала из досок. И демона возле нее не было.
Он был где-то рядом. Дина слышала его затихающий вопль, быстро перешедший в хрип и шипение. Все это настолько ошеломило ее, что она и сама не поняла, как смогла подняться из завала и бросить взгляд в сторону демона.
Тот и впрямь находился в нескольких шагах от нее. Он лежал на земле, хлещущая из него кровь под лунным светом казалась черной. Демон еще дергался, пытался ползти, загребая когтями землю, но торчавший из него длинный и толстый брус сводил на нет все его усилия.
А затем Дина увидела незнакомого воина. Высокий и широкоплечий, из-за черного плаща и черных доспехов он был едва заметен в ночи. Если бы не блеснувший белок его единственного левого глаза, Дина вообще бы его не заметила.
– Спасибо, – тихо сказала она.
Незнакомец оглянулся. На мгновение девочке показалось, что он и не человек вовсе, а один из демонов – настолько яростен и свиреп был его взгляд.
– Девчонка, – нахмурился он. – Откуда ты взялась?
– Я была тут, – кивнула она на доски. – Ты спас меня.
Воин что-то буркнул невнятное и одним движением выдернул из демона брус. И тут только Дина поняла, что никакой это не брус, а длинный, в рост незнакомца, широкий, в локоть, и толстенный меч. Хотя, конечно, этот меч больше походил на небрежно обработанный слиток железа.
Поверить в то, что человек может поднять такое оружие, было невозможно, однако незнакомец это сделал. Забросил меч за спину и тот повис на небольшом кованом крючке, вшитом в толстую кожаную перевязь. Воин запахнул плащ, и о существовании меча-гиганта теперь напоминала лишь длинная рукоять, торчавшая из-за плеча.
Незнакомец развернулся и двинулся прочь из деревни. Дина открыла было рот, собираясь сообщить о том, что здесь могут быть и другие демоны, и запнулась. Взгляд ее пробежался по телам, разбросанным на улице, и девочка ахнула. Многие из демонов еще бились в конвульсиях, но воин уходил, не оглядываясь. Похоже, он нисколько не сомневался, что никто из демонов уже не выживет.
Как не выжил никто из односельчан девочки. Некоторые дома горели, некоторые были превращены в руины. Кое-где валялись обгрызенные останки людей.
Дина оглянулась и едва не вскрикнула от ужаса. От дома брата остались развалины, среди которых раскинулась туша огромного демона, похожего на вставшего на четыре лапы сома. Именно это чудовище вломилось на их двор и, скрутив брата усами-щупальцами, швырнуло себе в пасть.
Девочка смахнула набежавшую слезу. Брата было немного жалко. В конце концов, когда он был трезвым, он относился к ней хорошо.
Несмотря на огромные раны, почти разделившие тело демона на несколько частей, демон еще жил. Подергивались лапы, хвост и усы, слышались тяжелые хрипящие вздохи. Но даже Дине было понятно, что он умирал – затопившая двор лужа крови вытекала уже на улицу.
Заметив подступившую к ее башмаку кровь, девочка взвизгнула и отпрянула. Отыскав взглядом удалявшуюся фигуру воина, Дина побежала за ним. Перепрыгивая через окровавленные останки демонов, она испуганно ойкала и шарахалась от каждого звука.
* * *
– Эй!
Дина нагнала воина уже за околицей и засеменила рядом, стараясь поспеть за его быстрым шагом.
– Можно я пойду с тобой? – спросила она. – Мой брат погиб, вся деревня погибла, а родителей еще полгода назад убили бандиты.
– Я тебе не нянька, – мрачно бросил воин.
– Нянька? – удивилась Дина. – Почему нянька? Мне не нужна нянька. Я уже взрослая. Ну или почти взрослая. Я умею готовить, стирать, шить и штопать…
– Мне это не надо.
– Ладно, но я могу и за хозяйством присматривать, за коровами там, лошадьми, свиньями, овцами, курами…
– У меня нет никакого хозяйства, – раздраженно отозвался воин.
– Но…
Дина задумалась. Девочка она была практичная и умела, когда надо, думать почти как взрослая. Поэтому она быстро поняла свою ошибку. Незнакомец был прав. Откуда у бродячего воина хозяйство? Да и готовить он наверняка давно уже сам научился. Но что же ей тогда делать? Родственников у нее больше не было… Жить одной? Ну если бы она была полностью взрослая, да и то, времена ныне такие…
Оставалось последнее средство.
– Я, между прочим, скоро женщиной стану, – как можно уверенней заметила она. – А тебе ведь рано или поздно захочется завести дом, семью, детей. А из меня хорошая жена получится. Обещаю.
Незнакомец остановился и, развернувшись, пристально вгляделся в девочку. Она поежилась под его взглядом, засмущалась и даже стала жалеть, что заикнулась про женитьбу. Мало ли… В конце концов, она его видит впервые в жизни…
Воин опустился на одно колено. Из-под плаща показалась его правая рука и потянулась к лицу девочки. Та обмерла, не зная, что же ей делать – бежать, кричать, кусаться или подождать? А если ждать, то чего?
Глаза Дины следили за приближающейся рукой как за ядовитой змеей. Но, едва заметив, что ладонь воина замотана грязными бинтами, девочка тут же забыла о своем страхе.
– Ты ранен? – спросила она и добавила: – Я умею лечить. Не все, правда, но многое. Порезы и ушибы тоже могу. Настойки разные лечебные могу делать. Перевязки.
– А ты смелая.
Его пальцы коснулись ее подбородка и чуть вздернули его вверх. Их взгляды встретились. Сейчас воин не показался ей страшным.
– Это я с испуга, – улыбнулась она и сама удивилась своей смелости.
– Это не раны, – он кивнул на пальцы. – Это чтобы меч не скользил, он очень тяжелый.
Она улыбнулась ему еще шире.
– Может, есть другие раны? Ты убил столько демонов, они могли ранить тебя.
Он покачал головой:
– Нет. Эти демоны были не очень опасны.
«Демоны, перебившие всю деревню, – озадачилась Дина, – не опасны? Они ведь убили Акселя, а он был кузнецом и самым сильным в деревне мужчиной. Может, даже сильнее этого… Хотя этот меч-громадину Аксель бы никогда не поднял. Но все равно, он был выше и шире в плечах, чем этот… Кто же тогда для него – „опасные демоны?“
– Хорошо. – Воин выпрямился. – Я доведу тебя до ближайшей деревни. Договорились?
– Да, конечно, большое спасибо.
«А насчет ближайшей деревни, – Дина улыбнулась, – это мы еще посмотрим».
Она схватила его за левую руку и вздрогнула – рука была твердая и холодная, как у покойника! Дина готова была уже с визгом броситься прочь, но вовремя ощутила металлическую поверхность под пальцами – рука воина была железная. Девочка облегченно вздохнула.
– Меня зовут Дина. А тебя? – немедленно спросила она.
– Ты бы все-таки болтала поменьше, – отозвался воин. – А то ведь я могу и пожалеть, что взял тебя.
– Ну что тебе, жалко назвать свое имя? Мне же надо как-то тебя называть.
Он только головой покачал в ответ.
– Ну не хочешь говорить, не надо. – Девочка было надулась, но тут же нашла выход. – Раз так, раз тебе все равно, буду звать тебя именем брата. Будешь теперь Акселем. Хорошо?
Он не ответил, и Дина пожала плечами.
«Аксель, в конце концов, не такое уж плохое имя, – решила она. – Значит, так тому и быть».
avatar
Lissa
Администратор

Сообщения : 1133
Дата регистрации : 2012-01-08
Возраст : 21
Откуда : Украина. Харьков

Посмотреть профиль http://bookforest.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вячеслав Грацкий "Цитадель"

Сообщение автор Lissa в Сб Мар 03, 2012 2:06 pm

Глава 4
Со временем скорость, с которой разрасталась Земля Демонов, как стали называть область вокруг Цитадели, сильно упала. Была ли в том заслуга Охотников, или рост этот замедлился сам собой, никто не знал. Но, так или иначе, возникло своего рода равновесие. Мир как будто свыкся с демонами. Они стали его неотъемлимой частью…
Из книги чародея Марвина «Хроники Черной Цитадели»
* * *
Айрис поддернула поводья, замедляя ход. Скоро начиналась развилка, а она еще не решила, куда ей – на юг, в Арлон, или на север, в Амберг. Лес расступился, открывая перекресток, а девушка все еще терзалась проблемой выбора. Айрис настолько глубоко задумалась, что далеко не сразу обратила внимание на некоторое оживление впереди.
Пятеро молодчиков явно разбойничьего вида, позвякивая мечами, теснили молодого парня лет двадцати пяти на вид, в общем, почти ее ровесника. Это ли обстоятельство, а может, ей просто наскучила однообразная дорога, но девушка решила вмешаться. И пришпорила коня.
Под ней был, конечно, не рыцарский жеребец. Из числа тех отборных чудовищ, стоивших баснословных денег, способных топтать, давить, сметать и рвать врага зубами. Нет, у нее был конь попроще, полегче и подешевле. Хотя тоже из числа боевых.
Первым ее приближение заметил оборонявшийся парень. Разбойники, разгоряченные схваткой, явно ничего не видели и не слышали вокруг. А вот парень оказался зорким. И странным. Потому что, заметив несущуюся во весь опор девушку на коне, он вдруг предостерегающе закричал и даже замахал руками, явно обращая внимание своих противников на нее.
Айрис не успела толком сообразить, что же в действительности происходит на перекрестке. Но зато успела заметить еще кое-что странное. Предполагаемая жертва разбойников, несмотря на хромоту и полное отсутствие оружия, если не считать таковым деревянного посоха, отнюдь не походила на жертву. Парня теснили, он уворачивался, отступал, отскакивал, кружил вокруг нападавших, причем делал это так легко и изящно, что его движения напоминали красивый танец. С поправкой на хромоту, конечно.
Даже Айрис в общем-то не очень искушенный боец на мечах, вдруг поняла – если кто здесь и может стать жертвой, то только не этот хромоногий. Стоило ему пустить в дело посох…
Жеребец Айрис рассек группу разбойников, как нож масло. Двое покатились по земле, хрустя костями и разбрызгивая кровь, остальные отшатнулись и бросились наутек, побросав оружие.
Развернув жеребца, девушка пристально посмотрела вслед убегавшим, но преследовать не стала. Ее сейчас больше интересовала их несостоявшаяся жертва. Если, конечно, его так можно было назвать. Парень уже мирно сидел на обочине, переводя дыхание и растирая колено, и с улыбкой следил за ней. У него была хорошая улыбка, да и сам он был хорош, правда, из-за уродливого старого шрама, пересекавшего левую часть лица от брови до подбородка, красивым его уже никак нельзя было назвать.
– Какого дьявола ты устроил тут эту комедию? – раздраженно бросила она, подъехав ближе. – Ты что, из цирка сбежал?
Парень помотал головой, внимательно вгляделся в девушку, а затем улыбка на его лице испарилась.
– Прошу прощения, меня зовут Рикерт, можно просто Рик, – представился он, поднявшись на ноги.
Он вновь заулыбался, и девушке стоило немалых усилий не улыбнуться ему в ответ.
– Извинения твои мне не нужны, – буркнула она, – как, впрочем, и твое имя. Лучше бы объяснил, зачем тебе это дурацкое представление.
– А чего тут объяснять? – Он пожал плечами. – У меня обет. Я поклялся никого не убивать. Вот и раздумывал, как бы это помягче…
– Ты что, сумасшедший? – поинтересовалась она. – Или монах?
– Ни то, ни другое. Просто у меня такой обет.
– Обеты только у рыцарей, а ты не похож на рыцаря.
– Обет может накладывать на себя любой, у кого хватит на это силы духа, – твердо заявил он.
– А у тебя, значит, силы этой в избытке, да? – насмешливо спросила девушка.
– Надеюсь.
Айрис покачала головой и подобрала поводья.
– Нет, ты все-таки ненормальный. Ну да ладно, прощай.
Она хотела было объехать его, но Рик вдруг быстрым движением подхватил лошадь под уздцы.
– Эй, леди, постойте минутку.
– Что еще тебе? – Айрис вскинула плеть. – А ну-ка отпусти лошадь и не дури!
Он отпустил уздечку и поднял ладони.
– Простите, леди…
– Я тебе не леди.
– Хорошо. Послушайте, девушка, у меня к вам будет просьба.
– Нищим и бродягам не подаю, – насупилась она. – Даже не проси.
– Да нет, – поморщился он. – У меня… Я хочу попросить…
На его лице отразилось волнение. Он как будто пытался решиться на что-то. Это выглядело странно. Парень не очень-то волновался, когда отбивался от грабителей, а тут вдруг… Айрис насторожилась.
– Ну что там у тебя? – почти враждебно спросила она.
– Возьмите меня на службу к себе, прошу, – наконец вымолвил он.
– Что?! Что ты сказал? – Айрис не поверила собственным ушам.
– Я прошу взять меня на службу, – терпеливо повторил молодой человек.
– На службу? Ко мне?
Несколько мгновений она изучала его лицо, пытаясь понять, что же он имеет в виду. В самом-то деле, не в слуги же он к ней собрался!
– А почему нет? – словно подслушав ее мысли, ответил Рик. – Вы вроде как воительница-амазонка, видимо, наемница, путешествуете одна, вам слуга не помешал бы.
– Чего?
Айрис пребывала в растерянности.
– Я буду готовить, следить за вашей лошадью, стирать, чистить оружие, – продолжил он, – в общем, все, что положено делать слуге и оруженосцу.
Девушка вглядывалась в его лицо, намереваясь при первых же признаках насмешки огреть плетью. Но лицо Рикерта было на удивление серьезным. Хотя, если он бродячий артист…
– Ты что, на солнце перегрелся?
Айрис ткнула плетью в жаркое летнее небо.
– Да нет, я серьезно.
– Ага, понятно, ну точно сумасшедший.
– Ну что вы, леди… Простите, девушка. Поймите меня правильно. Мне двадцать семь, я оставил воинскую службу, зарекся брать в руки оружие, у меня нет дома, семьи, близких, нет денег, наконец. Мне нужна работа. Я знаю военное дело и давно уже собирался наняться к кому-либо из странствующих рыцарей или наемников. Но, знаете, среди них очень трудно подыскать хорошего человека. А тут вы, прекрасная воительница.
– Не называй меня этим дурацким словом.
Девушка задумалась. О том, что ей нужен слуга, она уже подумывала. Было много «за» и не меньше «против». Но, пожалуй, все «против» сводились к одному – этот человек должен быть выбран с особой тщательностью. А вот так, на перекрестке, почти первый встречный, да еще молодой мужчина, всего на два года старше ее…
Айрис вновь испытала некоторую растерянность. С одной стороны, Рик выглядел порядочным человеком, а его военное прошлое могло оказаться полезным. Пусть даже с этой дурацкой клятвой.
Но, с другой стороны, уж больно правильным он выглядел. Слишком порядочным, чтобы и вправду быть таким.
«Впрочем, – сказала она себе, – чем я рискую? Если окажется негодяем, ему же будет хуже. И тогда никакое военное прошлое его не спасет!»
– Ладно, Рик. Я нанимаю тебя. Меня зовут Айрис. На еду можешь рассчитывать, но на деньги, – она усмехнулась, – это как получится.
– Очень признателен вам, Айрис.
Он с таким энтузиазмом поклонился, что девушка вновь заподозрила иронию или актерскую игру.
– Обращайся ко мне на «ты», – буркнула она, – я тебе не аристократка. Но помни – никаких фокусов со мной. Украдешь чего – убью. Попытаешься еще как-то навредить – убью тем более.
– Спасибо, Айрис. Я буду служить тебе верой и правдой.
– Ладно-ладно, потом будешь благодарить, когда приживешься. А пока… Бежать не сможешь с такой ногой?
Он виновато развел руками, дескать, и рад бы, но вот никак.
– Ну тогда поедем не торопясь. – Айрис покосилась направо, затем налево. – Едем в Арлон. Он гораздо ближе, а там и лошадь тебе купим.
* * *
Трактир «Золотое руно» встретил их грязными полом и столами, кишевшими тараканами. Едва переступив порог, Айрис втянула воздух и скривилась. Убойная смесь из запахов мужского пота, пива, готовящейся еды с кухни и едкого дыма от очага в центре зала запросто могла свалить и медведя.
Но многочисленные посетители, заполнившие в этот вечер харчевню, чувствовали себя вполне сносно. Крестьяне из окрестных сел, несколько бродячих монахов, пара наемников, в общем, все, кто не успел засветло попасть в Арлон. Других постоялых дворов под городом не существовало, так что выбора не было. А после некоторого количества вина или пива ароматы харчевни уже никого не могли смутить.
– Что за дыра, – процедила Айрис и метнула хмурый взгляд на Рика. – А здесь из-за тебя задержались.
О том, что до встречи с ним она так и не выбрала, куда ей ехать, девушка уже забыла. К ним подскочил хозяин, носатый и чернявый, судя по всему, выходец из Турании. Неряшливо одетый, с приклеенной улыбкой, бегающими глазами и волосатыми ручонками, он производил крайне неприятное впечатление, но альтернативой был только ночлег на улице. Здесь, на юге Армании, демоны были реальной угрозой. А за стенами постоялого двора можно было хоть как-то держать оборону.
Первым делом Айрис сняла две комнаты на ночь, затем трактирщик отвел их к свободному столу, обмахнул его грязной тряпкой, отчего чище он, конечно, не стал, и ушел выполнять заказ.
– Надо бы сходить в конюшню, проследить, – сказал Рик, поднимаясь. – Что-то не нравится мне это место и этот тип. Как бы чего…
– Спокойно, Рик, – остановила его Айрис и покосилась в сторону уходящего трактирщика. – Пусть только попробует что-нибудь выкинуть. А ты мне пригодишься для более важных дел, нежели приглядывать за лошадью.
Трактирщик вскоре вернулся с гречневой кашей, жареной курицей и кувшином вина. Пища оказалась вполне съедобной, хотя и совершенно безвкусной. А вот вино…
Едва сделав один глоток, Айрис тотчас выплюнула вино на пол.
– Это что еще за дрянь?
Рикерт, подержав вино во рту и придя к выводу, что это все-таки не отрава, решил его сглотнуть. Айрис посмотрела на него и покрутила у виска пальцем.
– Когда я был наемником, мы пили еще и не такое, – улыбнулся он.
Но девушка уже звала трактирщика. Тот прибежал, на ходу вытирая руки о лоснящийся от жира фартук.
– Хозяин, я же просила – лучшего! А ты что принес?
– Это лучшее, да, – твердо заявил трактирщик. – Другого не держим. Не нравится – не пейте, да. Вон посмотрите, – он обвел рукой зал, – все пьют, всем нравится, даже ваш друг пьет.
Он кивнул на Рикерта, и тот смущенно развел руками. Но девушка даже не посмотрела в его сторону. Она смотрела на трактирщика, и голос ее становился все тише и тише.
– Это вообще нельзя пить, здесь воды больше, чем вина, – сказала она. – Отдай мне деньги за этот кувшин и принеси мне воды. Чистой воды.
Трактирщик побагровел.
– Я же сказал, если не нравится, не пейте! И вообще, если вам не нравится, да, я вас здесь не держу. До Арлона рукой подать. Там и будут разносолы, да. А воду можете сами набрать, колодец во дворе.
– Послушай. Ты прекрасно знаешь, если бы ворота не закрыли, ноги бы моей в этой дыре не было. Но если ты думаешь, что я позволю…
– Хозяин! – заорали от соседнего стола. – Долго тебя еще ждать?
– Иду, иду!
Трактирщик сорвался с места. Взгляд Айрис ударил ему в спину, разорвал на мелкие кусочки, сжег и развеял прах. Но трактирщик, похоже, этого так и не заметил.
– Тварь, – прошептала девушка. – Он заплатит мне за это.
– Айрис, успокойся, – мягко посоветовал Рикерт. Он хотел было погладить ее стиснутый кулак, но, подумав, не стал этого делать. – Он не стоит твоего гнева.
Она повернулась к Рику, глаза ее недобро блеснули. Молодой человек ощутил, как по его затылку пробежал холодок.
– Это я решаю, кто стоит, а кто не стоит моего гнева, – она поднялась из-за стола. – А сейчас идем спать. Если мне что-то понадобится – стукну в стенку.
* * *
Стояло раннее утро, и первые лучи солнца уже вовсю шарили по лицу Рикерта, но проснулся он не от этого. Годы наемничества научили его спать при любой погоде, даже под палящим солнцем.
Разбудил его шум и крики, доносившиеся со двора. Но все перекрывал визгливый голос трактирщика:
– Я разорен! Боже, что мне теперь делать?! Все, все, что было нажито… Как же это… По миру пустили!
Сердце Рикерта кольнуло легким тревожным предчувствием, он быстро собрался и спустился во двор. Айрис была уже там. Сложив на груди руки, она с торжествующей улыбкой наблюдала за истерикой трактирщика.
– Видал, как бесится? – встретила она Рика вопросом.
Рикерт осторожно огляделся. Разбуженные воплями трактирщика, во двор высыпали постояльцы и, протирая спросонья глаза, пытались понять, что происходит, а поняв, пробовали его утешить. На фоне всеобщей скорби и сочувствия Айрис, стоявшая в сторонке и сияющая как начищенный клинок, выглядела весьма и весьма подозрительно. О чем Рикерт не преминул ее предупредить. Девушка отмахнулась.
– Я улыбаюсь тогда, когда этого хочется мне, – отрезала она, – а не какому-то там уроду.
– Что стряслось? – поинтересовался Рикерт.
– Понятия не имею. – Айрис и глазом не моргнула.
Несмотря на абсолютную искренность в ее голосе, Рик ей не поверил. Он хорошо помнил ее вчерашнее настроение и ее слова.
– Может, нам лучше уехать? – предложил он. – Ворота уже открыты, в городе и позавтракаем.
Девушка презрительно хмыкнула.
– Ладно, трус, седлай коня, – разрешила она.
Рикерт улыбнулся и скрылся в конюшне. А когда вернулся, ведя в поводу оседланного жеребца, понял, что немного припоздал.
Уперев в бока руки, трактирщик стоял перед Айрис. Девушка все также презрительно кривила губы.
– Ты!.. Это ты сделала!.. Это ты вскрыла ночью все бочки с вином!.. Ведьма!.. Из-за тебя испортилось все мясо в погребе!
– Это пойдет тебе на пользу, – невозмутимо ответила она. – Больше не будешь вино водой разбавлять.
– Вот! Все слышали? Она призналась! Ведьма! – Трактирщик шипел, плевал ей под ноги, но на расстояние удара меча так и не подошел. – Тебя надо сжечь!
Трактирщик огляделся, выискивая среди толпы монахов, и, не найдя ни одного, побежал к трактиру.
– Люди! – кричал он по дороге на бегу. – Вы слышали ее? Она призналась, что испортила мои запасы! Слышали? Хватайте ее! Держите! Я позову святых отцов! Сожжем ведьму!
В толпе его нестройно поддержали, но только-только проснувшиеся и еще непозавтракавшие люди были не готовы к активным действиям. Распаляясь все больше и больше, трактирщик принялся взывать к их вере, совести и добродетели… И Айрис это надоело.
Рикерт попытался было ее остановить, но девушка, улыбка на лице которой уже растворилась без следа, ринулась на крыльцо:
– Мерзавец!
Растолкав людей, она с силой толкнула трактирщика. Он врезался в дверной косяк, по лицу поползли ручейки крови. В толпе неодобрительно зашумели, вперед протиснулись было двое наемников, придерживая мечи, и тотчас замерли. Вцепившись одной рукой в шевелюру трактирщика, а второй приставив нож к его горлу, Айрис свирепо оскалилась.
– Только шевельнитесь, ублюдки! Мигом получите его гнилую башку на холодец!
Наемники переглянулись и стали выбираться из толпы.
– С этими чертовками связываться… – буркнул один. – Они как кошки, пока прибьешь, всю морду исполосуют.
Оставшись без боевой поддержки, остальные постояльцы разбрелись довольно быстро.
– Куда же вы? Люди добрые! – заверещал трактирщик. – Позовите хотя бы святых отцов!
Двор опустел за считаные мгновения. Подойдя к Айрис, Рикерт кивнул на коня.
– Пора ехать.
– Знаю!
Она оттолкнула трактирщика, заставив его вновь встретиться с косяком. Что-то хрустнуло, трактирщик охнул и, размазывая по стене кровь, сполз на крыльцо.
– Может, все-таки прирезать? – задумчиво спросила Айрис. – Чтоб не мучился… С разбитой головой…
– Айрис, пора убираться отсюда. Если монахи замутят народ…
– Я что, дура, по-твоему?! – огрызнулась девушка. – Без тебя знаю!
Она пнула стонущего хозяина трактира и убрала нож.
– Ладно, гнилая башка, живи пока, если сможешь.
Рикерт покосился на истекающего кровью туранийца, покачал головой – не жилец. Айрис же лихо запрыгнула в седло, не коснувшись стремени, и пришпорила лошадь. Сильно прихрамывая, Рикерт поспешил следом.
– Эй, не так быстро, – крикнул он ей вслед.
– Да-да, прости. – Она придержала лошадь, позволив ему ухватиться за стремя. – Забываю, что ты у меня калека.
* * *
Они уже приближались к главным воротам Арлона, когда Рикерт решился задать вопрос:
– Айрис, тебя нравится убивать?
– О чем это ты? – презрительно поджала губы девушка. – О той туранийской твари?
– Да. Значит, ты способна убить человека из-за разбавленного вина?
Айрис резко натянула поводья:
– Ты что, учить меня вздумал? Или, может, забыл о том, чем сам занимался в Итании? Или думаешь, я не знаю, из-за чего могут убить такие, как ты, наемники?
– Там была война.
– И что это меняет? Ты и твои дружки не убивали мирных жителей?
– Айрис, я просто спросил.
Она пристально посмотрела ему в лицо, но ничего, кроме любопытства, не обнаружила. Пожав плечами, она пустила свою лошадь шагом.
– У меня тоже война, – тихо сказала она. – Только я воюю не за деньги.
– Значит, ты уже убивала людей?
– Какое твое дело? Что ты ко мне пристал со своими идиотскими вопросами? – Айрис насупилась, но затем ответила: – Тех, кого я убивала, я не считаю людьми.
– Вот как? И трактирщик тоже, по-твоему, не человек?
– Мразь он, а не человек! – Эти слова у нее вырвались сами собой. – Ненавижу таких ублюдков! А ты, Рик, надоел мне своими вопросами!
Она хлестнула лошадь, та рванулась в галоп, и Рикерт едва успел разжать вцепившиеся в стремя пальцы.
– Айрис!
– Догонишь в городе, зануда чертов! Ищи меня в приличном трактире!
* * *
Рикерту пришлось обойти половину трактиров в Арлоне, прежде чем Айрис нашлась в «Одноглазом ките». Случилось это уже после полудня. Рик устал, проголодался и был немного злой. Но больше на себя, нежели на девушку.
Зато Айрис пребывала в самом хорошем расположении духа. Едва Рик отворил дверь в харчевню, девушка активно замахала ему руками из дальнего угла.
– Эй, я здесь!
Подволакивая ногу, Рикерт подошел к ней и тяжело опустился на стул. Несколько часов ходьбы разбередили рану, Рик ощущал себя так, будто целый день махал мечом.
Отдышавшись, он вытер со лба пот, откинулся на спинку стула и только затем посмотрел на Айрис. За несколько часов, что они не виделись, девушка разительно преобразилась. Вместо серой грязной и пыльной одежды, в которой она была еще сегодня утром, на ней красовались атласные голубые шаровары, затянутые в изящные сафьяновые сапожки, белая рубашка из тончайшего виссона и бархатный жилет.
Рикерт с трудом удержался от восклицаний. Новенькая одежда Айрис стоила целого состояния, и если бы он беспокоился насчет своего будущего жалованья, ему стоило порадоваться. Хозяйка, похоже, не была стеснена в средствах.
Айрис также успела искупаться, коротко подстричься и даже перекрасить волосы в светло-русый цвет. Но самое главное, девушка сияла так, словно ее объявили наследницей трона Армании. Рикерт ощутил, что ее хорошее настроение невольно передается и ему.
Он улыбнулся, поняв, что сердиться на нее просто не в состоянии.
– Я так рада тебя видеть. – Она подвинула ему блюдо с половиной жареного поросенка и кружку с пивом. – Ешь и пей, пока не помер с голоду или от жажды. На тебе лица нет. Где ты пропадал так долго? Я уж думала, что ты решил бросить меня. Сижу тут полдня, как дура набитая, тебя жду. А ты шляешься невесть где.
Рикерт осушил кружку с пивом.
– Колено… – сказал он и с жадностью набросился на жаркое.
– Как пиво и мясо? Это тебе не та дыра. Ощущаешь разницу? Чего ты молчишь? Как воды в рот набрал.
– Я ем…
– Ну и что? Я тоже ем, и это не причина изображать немого.
Рикерт отложил кусок мяса и увидел ее насмешливый взгляд.
– Что-то случилось? – спросил он. – Ты на себя не похожа.
Она звонко расхохоталась, заставив обернуться половину посетителей харчевни.
– Хорошая шутка, – похвалила она. – Ты ешь-ешь…
– Что тут смешного?
– Не похожа, говоришь? Ты ведь знаешь меня второй день, а говоришь – не похожа.
Рикерт пожал плечами и вновь вернулся к еде. В конце концов, если ей будет что сказать – скажет.
– Ты ведь на самом деле не знаешь, какая я. Так что не советую делать скоропалительных выводов.
– А какая ты, Айрис?
– Я, дорогой мой Рик, разная.
– Хороший ответ.
– Я рада, что тебе понравилось. Тебе ведь так сложно угодить, – усмехнулась она. – Иногда мне даже кажется, что это я поступила к тебе в услужение. Признайся, а ты хотел бы, чтобы я поступила к тебе в услужение?
Рикерт поперхнулся, и Айрис от души треснула его по спине.
– Эй, не вздумай окочуриться! Ты ведь еще и еды своей не отработал.
Он откашлялся и пробормотал:
– Окочуришься тут, ты и мертвого подымешь.
* * *
Рикерт уже заканчивал обед, когда по его затылку пробежал холодок. Это ощущение было не слишком острым, но Рика встревожило кое-что другое. А именно то, что подобное происходит с ним уже третий раз за два дня. Первый раз – у перекрестка, второй раз в – трактире «Золотое руно», а третий…
Его размышления были прерваны хриплым басом. Возле стола застыл высокий плечистый наемник, увешанный оружием с головы до пят. От него за версту несло пивом, да и на ногах он стоял не очень-то твердо.
– Слушай, братка, одолжи деваху, а? – прогудел он. – Я тебе золотой дам, лады?
Хотя он и обращался к Рикерту, глаза его так и шарили по девушке. Айрис побагровела, а Рик застыл, лихорадочно соображая, каким образом избежать кровопролития.
– Эй, брат, ты никак оглох?
Айрис растянула в усмешке губы:
– Ты с кем говоришь, обезьяна?
По ее голосу Рик понял, что Айрис уже на грани.
– Что? – Наемник задумчиво пожевал губами, медленно приходя к выводу, что его хотели оскорбить. – Кто? Я?
Не придумав ничего толкового, Рикерт решил действовать наобум и вскочил на ноги.
– Прости, друг. – Он положил руку на плечо верзиле. – Но ты немного ошибся. Она – наемник, такой же, как и ты. А я всего лишь ее слуга.
Взгляд воина перешел с Айрис на Рика, смерив его с головы до пят.
– Хм, слуга, говоришь? Это шутка такая?
– Нет. Я говорю правду.
Какое-то время наемник стоял, пошатываясь и усиленно хмуря брови. Судя по всему, в его голове развернулась нешуточная борьба за здравый смысл, но изрядное количество пива этому сильно препятствовало.
И тут Рикерт допустил ошибку. Решив помочь воину в его нелегкой умственной борьбе, он шепнул ему на ухо:
– Лучше тебе уйти, друг, моя госпожа очень вспыльчива, а сражается как тигрица.
Это все испортило. Из слов Рика наемник отчетливей всего осознал только первые три.
– Что?! – Верзила сгреб молодого человека за грудки и притянул к себе. – Чего ты сказал? – процедил он. – Если ты и вправду слуга, твое место – на конюшне!
Он отшвырнул Рикерта, и тот закувыркался к дверям харчевни. Наемник довольно осклабился, развернулся обратно к столу и наткнулся на яростный взгляд девушки.
– Ты что это делаешь, бычье дерьмо?
Она уже почти шептала, а ее пальцы вовсю терзали рукоять меча.
– Айрис, нет! – донеслось от порога.
Рикерт торопливо поднялся и, сильно прихрамывая, бросился обратно к столу.
– Как мило, – буркнул наемник, насмешливо глядя на девушку. – Хочешь сражаться со мной? Как тигрица?
Глаза Айрис полыхнули свирепым огнем, но меча она так и не выхватила. Шагнула к наемнику, на голову выше и раза в три шире ее в плечах, и с силой толкнула его.
Рикерт едва успел отскочить, мимо него с грохотом и лязгом прокатился наемник. То ли он не умел правильно падать, то ли ему просто не повезло, но, долетев до порога, подняться он уже не смог.
Грохоча стульями, вскочили было со своих мест друзья наемника, но на их пути выросли вышибалы во главе с корчмарем. Разгорелся жаркий, едва не до драки, спор, во время которого Айрис не проронила не звука. Она стояла, сложив на груди руки, и холодно улыбалась.
Наемники орали, что, если им не дадут убить эту девку, они спалят трактир, а хозяин кричал, что, если они обнажат оружие, всем им сидеть в городской кутузке. Вдоволь накричавшись, наемники подобрали друга и ушли, пообещав никогда не приходить больше в этот рассадник жулья и бандитов.
Хозяин же, получив из рук невозмутимой Айрис золотой, с улыбкой удалился, посоветовав ей все-таки вести себя прилично.
– А ты сильная, – устало заметил. Рикерт, в изнеможении падая на стул.
Целый день беготни по городу, а тут еще эта стычка, Рик едва держался на ногах.
– Мы с мечом старые друзья, – улыбнулась она. – Я с детства приучена к оружию и умею обращаться с такими мужланами. А ты что-то совсем квелый. Пойдем-ка наверх, помогу тебе добраться до комнаты.
Не обращая внимания на его возражения и слабое сопротивление, она закинула его руку себе на плечи и без особого напряжения потащила наверх по лестнице.
Говорить о том, что никакие упражнения с мечом не позволят швыряться людьми, в два-три раза тяжелее ее, Рику не хотелось. Ему сейчас вообще хотелось только одного – спать.
* * *
Проснулся он ближе к полуночи. Сквозь открытое окно тянуло прохладой, в комнату заглядывала луна, изрядно исхудавшая за последнее время.
Рикерт ощущал себя отдохнувшим, колено почти не беспокоило. Он приподнялся и нащупал на колене повязку, пропитанную какой-то мазью.
«Так, – Рик нахмурился и уставился на повязку как на врага. – Дожили. Хорошенький из меня слуга получился. Хозяйка спасает от пьяного мерзавца, укладывает спать и лечит».
Он медленно поднялся, следя за ощущениями в ноге, сделал несколько шагов и удовлетворенно хмыкнул. После таких, как вчера, нагрузок он мог проваляться в постели несколько дней. А тут… Похоже, Айрис знает толк в лечебных мазях. Хотя, почему, собственно, Айрис? Рик пожал плечами. Она ведь могла пригласить и опытного лекаря.
Молодой человек подошел к окну и посмотрел во двор, залитый темнотой, слегка разбавленной светом луны и звезд. Сердце его тревожно трепыхнулось, и Рикерт замер: «Опять! Что происходит?»
Восемь лет наемничества в Итании, раздираемой междоусобными сварами, научили Рика многому. В том числе – доверять предчувствиям. Возможно, именно поэтому он вышел живым из стольких переделок. Возможно, именно поэтому седые ветераны, много раз спасенные благодаря его «чутью», за глаза называли его «колдун Рик». И, наверное, поэтому их глаза подозрительно блестели, когда Рикерт уходил.
В течение почти полутора лет, что он бродяжничал по миру, предчувствий не было. Как не было и опасностей. Не попадались ни разбойники, о которых постоянно твердили на севере, ни демоны, которые были пугалом на юге. Рика повсюду окружало спокойствие и умиротворенность. Даже в трактирах к нему не цеплялись пьяные кнехты и не оскорбляли заносчивые аристократы.
Он знал, что происходит. Бросив работу наемника, Рикерт отказался от войны. Он хотел мира. Сердцем, душой и всем своим существом. И мир нашел его.
Несколько месяцев назад Рик повстречал в трактире старика, называвшего себя магом. Они вместе выпили и быстро нашли общий язык. Когда же Рикерт поведал о том, почему ушел из наемников, старик ненадолго задумался, а потом предложил Рику пойти к нему в ученики. В магию Рикерт не верил и посмеялся от души. Старик обиделся и сообщил, что их встреча была не случайна. И что, отказавшись от магии, Рик сделал опасный выбор. Какой именно выбор и в чем заключалась опасность, старик не пояснил, из чего молодой человек сделал вывод, что его просто пугают, и вновь стал смеяться.
Потом старик сменил тему разговора, и они спокойно пропьянствовали до глубокой ночи. Утром Рик проснулся у себя в комнате с головной болью и пустым кошельком. Все деньги, полученные им за службу, исчезли. За месяцы путешествий Рик не только не потратил эти деньги, но даже немного подзаработал по пути, берясь почти за любую работу, за исключением, конечно, военной службы. Рикерт знал, что когда-нибудь ему надоест бродить по свету и тогда он купит себе немного земли, домик…
Рик бы ни в жизнь не подумал на старика, но на столе лежала весьма красноречивая записка. «Покойникам деньги не нужны» – так было написано в ней. Как ни странно, Рикерт не ощутил ни гнева, ни желания разыскать вора. В подкладке плаща завалялось немного монет, и Рик пошел своей дорогой, размышляя, не объясняется ли все это необходимостью где-нибудь наконец осесть и остепениться.
О старике и его странном пророчестве Рик вспомнил только у перекрестка. Когда впервые за полтора года его пронзило острое ощущение опасности. А потом он встретил Айрис…
И вот теперь снова. Возможно, старик был прав. Возможно, связавшись с Айрис, он подвел черту под прежней жизнью. Под жизнью в мире и спокойствии.
Но мог ли он поступить иначе? Мог ли он оставить девушку, которая напомнила ему о той, что перевернула его жизнь? О той, которую он так и не смог забыть за эти десять лет.
* * *
Через двор пронеслась какая-то тень, и Рикерт нахмурился. Во дворе было слишком темно, но ему не нужно было видеть. Он уже знал, чувствовал – это была Айрис.
Тень с быстротой молнии пересекла двор. Ловко оттолкнулась от дерева, запрыгнула на забор и метнулась на улицу.
Рикерт стоял в растерянности. Ему было не угнаться за ней. Даже с учетом того, что колено чувствовало себя как никогда хорошо. Но и оставаться здесь, зная, что девушке что-то угрожает…
Прихватив посох, он вылез на крышу трактира, добрался до края, повис на руках и мягко спрыгнул на землю.
Забор вокруг трактира заметно превышал рост Рикерта, и он в очередной раз подивился силе и ловкости Айрис. Объясняться, однако, с привратником ему не хотелось, и Рик решительно полез все на то же дерево.
Очутившись на улице, он прислушался и, конечно, ничего не услышал. С ее-то скоростью Айрис могла пересечь полгорода, пока он перелезал через забор.
Рикерт застыл, медленно покрутил головой, настраиваясь на тонкие и почти забытые ощущения. Последний раз он делал это еще в Итании, когда ему удалось предсказать направление ночной атаки противника. Но и сейчас Рикерт без труда сообразил – Айрис отправилась в сторону замка.
Вздохнув, Рик двинулся в том же направлении. Он шагал быстро, с трудом сдерживая желание перейти на бег. Колено как будто специально затаилось, точно приглашая его: «Давай, Рик, пробегись, я и не пикну». Но Рикерт не обманывался. Такое уже бывало не раз. Стоило увлечься, стоило забыть о чертовом колене, как боль просыпалась в самый неподходящий момент.
Городские улицы вывели его на окраину. Дальше, в полумиле отсюда, за хиленькой рощицей, высился замок барона Юлиха де Арлона. Рикерт нахмурился. Как подсказывало чутье, Айрис ушла именно туда.
Рик размышлял недолго. Что бы ни понадобилось Айрис в замке посреди ночи, ему нужно идти за ней. Если ей понадобится помощь – он должен быть рядом. О том, что ему, возможно, придется как-то пробираться в замок, Рикерт пока не думал. Хорошо уже, что город вырос вокруг замка, а не рядом, как, скажем, Дракенберг или Везель, и ему не пришлось перебираться через городские стены. А уж в сам замок-то. Впрочем, Рикерт решил подумать об этом, когда подойдет ближе.
В отличие от замка своего сюзерена замок барона стоял на ровной местности, и это обнадеживало. Не хватало Рику еще и в гору подниматься.
Дорога не заняла много времени. Когда деревья расступились, Рикерт остановился и внимательно огляделся. Он находился шагах в двухстах от замка, и замок этот был хорош. Глубокий ров, заполненный водой, высокие стены с контрфорсами, мощный донжон. Пробраться туда, не имея соответствующих навыков или хотя бы специальных приспособлений вроде «кошек» или перчаток с шипами…
Со стороны замка донеслись истошные крики и собачий лай. Перехватив поудобнее посох, Рик поспешил вперед. Крики и лай усилились, на стене замелькали фигуры людей с факелами, а затем Рик услышал, как в ров бухнулось нечто тяжелое. На стенах яростно закричали, послышались ругательства.
Рик, сердце которого уже колотилось вдвое чаще, спешил ко рву. Услышав невдалеке плеск воды, он бросился туда.
– Айрис! – крикнул он на ходу. – Это я! Я помогу тебе!
Плеск во рву затих, а затем Рик услышал, как кто-то карабкается по крутому склону. В воду сыпались куски земли, камни, послышалось тяжелое дыхание.
– Сейчас! Я помогу!
Но его помощь не понадобилась. Через край рва с трудом перевалила стройная девичья фигурка, да там и застыла. Рикерт не видел ее лица, но он узнал одежду, точнее то, что осталось от нее, все было изорвано в клочья.
Загрохотал, опускаясь, подъемный мост, и Рик, оценив расстояние до рощи и до ворот, вскинул посох. Невдалеке послышался яростный лай, но первыми из темноты беззвучно вынырнули пятеро матерых волкодавов.
Они напали также беззвучно. В воздух взвился один, Рикерт крутнулся, и пес, коротко взвизгнув, улетел в воду. Почти одновременно прыгнул второй, Рикерт ударил на развороте, и этот тоже улетел в ров. Оставшиеся трое оскалились, и медленно стали заходить с разных сторон.
Тут же подскочила остальная свора из десятка надрывающихся от лая овчарок. А с моста донесся железный лязг и вопли бегущих воинов.
Рикерт замер с посохом наперевес. Мысль о том, что у него нет ни единого шанса, привычно исчезла, уступив место необычайной ясности и прозрачности сознания. Теперь он ощущал всех.
Глухо стонущую за его спиной Айрис. Топот спешащих людей из замка. Остервенело лающих и подпрыгивающих от нетерпения овчарок. И этих трех волкодавов, готовящихся к атаке. Визг и скулеж их собратьев, тщетно пытающихся выбраться из воды.
А затем волкодавы бросились к нему, целясь в горло, в пах и в ноги. И тотчас ночь огласил хруст костей. На этот раз Рикерт крутнулся с такой скоростью, что все трое нападавших рухнули с разбитыми черепами.
И тотчас Рик со стоном опустился на землю. Его колено не выдержало напряжения. Острая боль пронзила ногу, и кристальная ясность сознания исчезла.
Почуяв слабину, на него бросились овчарки. Стиснув зубы от боли, Рик отчаянно отбивался. Удары посоха сыпались один за другим. Трещали собачьи черепа, хрустели кости, слышался визг и скулеж, но в ударах его не было прежней силы и ловкости. А челюсти псов клацали все ближе и ближе.
Прорвав защиту, один из них впился Рику в ногу. Он вскрикнул, тотчас же пропустил еще один бросок, потом еще и еще, а затем земля больно ударила его в лицо.
avatar
Lissa
Администратор

Сообщения : 1133
Дата регистрации : 2012-01-08
Возраст : 21
Откуда : Украина. Харьков

Посмотреть профиль http://bookforest.forumy.eu

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вячеслав Грацкий "Цитадель"

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения